Наверх

НАША АНАЛИТИКА

Братец Аленушка и родине изменушка   Точка зрения ArmenianReport

08 Декабря 2021 - 12:53 2212

    Самвел Оганесян
    Автор ArmenianReport

    Похоже, сталинская логика «У нас пленных нет, есть только предатели» взята на вооружение либералами «Гражданского договора».

    «Гражданский договор» - правящая в Армении политическая сила - не позиционирует себя как носитель какой-то политической идеологии, но, как мне кажется, более тяготеет к социальному либерализму. Спикер парламента Армении, представляющий эту силу, стало быть, либерал. Ален производит впечатление современного человека. Евроинтегрированного. Жизнерадостного. О последних двух чертах его характера свидетельствовали сентябрьские  видеокадры, когда Ален, позабыв о горе, в которое погрузилась наша страна, беззаботно отплясывал на дорогом курорте в Греции.



    Он - из новой плеяды политиков, своим поведением и имиджем он вовсе не похож на кондовых, пахнущих кирзачом казарм и духотой графинных партсобраний бывших функционеров.

    Но вчера спикер показал, что мыслит категориями советских руководителей, причем не перестроечных лет, а именно сталинского, самого жестокого периода нашей недавней истории, когда жизнь человека ценилась дешевле пули, потраченной на его убийство, дешевле бумаги, на которой был вынесен ему приговор.

    «Я считаю, что этих пленных больше нет. Для меня их нет», - заявил он, говоря о наших гражданах, томящихся в азербайджанских застенках, ежедневно подвергаемых пыткам и издевательствам. Видеозапись с признаниями спикера оказалось выложенной, к неудовольствию Алена Симоняна, в интернет.



    «Это те люди, которые сложили оружие,  сбежали и заблудились... Эти люди дезертировали, оставили оружие и сбежали, оказались в плену», - пояснил свою мысль Ален Симонян.

    То есть этот человек обвинил наших солдат, оберегавших рубежи нашей Родины, как минимум, в трусости. А.Симонян даже не подумал, что если бы наши парни сбежали, то в плену бы они точно не оказались - противник не преследует убегающих. Если они попали в плен, то, значит, пытались оказать сопротивление.

    У Солженицина в «Архипелаге Гулаге» есть примечательная фраза - кто такой «изменник родины». Русский диссидент объяснил, что вообще-то правильно говорить «Изменник родине» (изменяют же кому-то). Но как-то так повелось, что их стали называть «изменник родины» (то есть чей изменник). А это выражение уже наполнено немного другим смыслом: изменник родины - это тот, кому изменила родина. И Солженицын заключил, что действительно, так говорить правильнее, просто сталинские филологи и юристы не задумались о скрытом смысле. На самом деле, военнослужащие Советской Армии, попавшие в плен к гитлеровцам - это изменники родины, потому что это родина, в лице руководства страны и командования армии, им изменила, забыв о них, наплевав на них, не желая облегчить их тяготы. Насколько я знаю, на них даже не распространялась помощь со стороны Красного Креста, так как СССР не признавал их военнопленными. Логика Сталина была следующей: «У нас пленных нет, есть только предатели». А если несчастных и вызволяли из плена, то их не только не реабилитировали - их наказывали, но теперь уже свои. К ним применялась статья 193 УК РФ, наказанием за нее был «расстрел с конфискацией имущества».



    Вспомним также приказ народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина от 28 июля 1942 года, именуемом для краткости «Ни шагу назад!». Согласно этому указу лицам, самовольно оставившим свои боевые позиции, грозила смертная казнь.

    И вот Ален Симонян, такой с виду весь из себя либерал, проявил себя как сотрудник НКВД, для которого любой человек, оказавшийся в немецком плену, по умолчанию являлся изменником. Родины или родине, это уж как вам удобно.

    Спикер армянского парламента приплел для чего-то Израиль: «Когда террористы захватывают самолет, Израиль не ведет с ними переговоров, он сбивает этот самолет». При чем тут самолеты, не понятно, особенно, когда азербайджанские воздушные суда, пока еще гражданские, уже пересекают наше пространство.

    Тут лучше вспомнить историю с Гиладом Шалитом - израильским капралом, попавшим в плен к палестинцам в 2006 году. Более 5 лет Шалит находился в плену, после чего был возвращен на родину в обмен на освобождение 1027 палестинских заключенных, в том числе, и на тех, кто осужден за терроризм. И все годы плена израильское правительство не забывало о нем, я уже не говорю, что не объявляло его дезертиром, преступником или предателем.

    Конечно же, позже Симонян прибег к излюбленной тактике припертых к стенке - стал оправдываться - «запись смонтирована, я такого не говорил».

    Но его дальнейшие высказывания, по сути, оказались даже более жесткими, чем те, что были на записи.

    «Хочу подчеркнуть, что те лица, которые не выполнили своих обязательств, не удержали позиций и сложили оружие, сдавшись в плен, должны понести наказание», - заявил Симонян.

    «Те же командиры, которые отдавали приказ не применять оружие, также будут привлечены к уголовной ответственности. В Армении нет лиц, которые, преступив закон, не будут привлечены к ответственности, поскольку не было и не могло быть приказа «сверху» о неприменении оружия», — сказал глава высшего законодательного органа страны.



    То есть глава нашего парламента перекладывает ответственность с командования на простого солдата. Они у него, видимо, никогда не слыхавшего о презумпции невиновности, априори виноваты.

    Опять вспоминаю Великую Отечественную и тогдашние правовые нравы. В постановлении Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 года говорилось:

    «Государственный Комитет Обороны должен признать, что отдельные командиры и рядовые бойцы проявляют неустойчивость, паникерство, позорную трусость, бросают оружие и, забывая свой долг перед Родиной, грубо нарушают присягу, превращаются в стадо баранов, в панике бегущих перед обнаглевшим противником... Государственный Комитет Обороны считает вместе с тем необходимым, чтобы были приняты строжайшие меры против трусов, паникеров, дезертиров... Расправа с паникерами, трусами и дезертирами и восстановление воинской дисциплины является нашим священным долгом, если мы хотим сохранить незапятнанным великое звание воина Красной Армии».

    Такое впечатление, что Симонян прилетел на машине времени из той эпохи.

    Не думает ли А.Симонян, как он оскорбляет своих служащих сослуживцев и их близких. Откуда ему известны обстоятельства пленения солдат? Может быть, кто-то был во время боя ранен, контужен, потерял сознание и был пленен азербайджанцами? Может, кто-то дрался до последнего патрона, но был окружен солдатами противника?

    Он не думает, что теперь, видя такое отношение власти к своему солдату, оказавшемуся в беде, все большее число наших молодых соотечественников захочет избежать службы в армии коррупционным либо эмиграционным способом.

    Шеф Алена Симоняна - Никол Пашинян, помнится, называл солдат «братцами». Да, мы все братья, мы - армяне. Но в данный момент спикер парламента - братец Аленушка, поступает совсем не по-братски. Не по-гражданственному, не по-государственному. Когда кто-то озвучивает свои мысли, он должен думать об их последствиях. И тем более, спикер, должность которого происходит от английского слова «to speak» - говорить.