Наверх

ПОЛИТИКА

Ереван и Анкара за столом переговоров. Чего ожидать от московской встречи спецпосредников?   Мнение Артема Ерканяна

13 Января 2022 - 10:16 1646

    Попытка нормализации армяно-турецких отношений зашла в тупик 12 лет назад. Увенчаются ли успехом нынешние усилия дипломатов?

    В пятницу состоится первый раунд консультаций переговорщиков. Новая публичная попытка добиться прорыва в урегулировании двусторонних отношений предпринимается при косвенном посредничестве России, в столице которой и состоится встреча посланников. Увенчается ли начатый процесс установлением дипломатических отношений или зайдет в тупик, как это получилось 12 лет назад?



    Неизбежность прямых контактов между представителями политического руководства Армении и Турции стала очевидной сразу после окончания Второй Карабахской войны, исход которой во многом был предопределен прямой поддержкой, оказанной Азербайджану со стороны Анкары. Всем было ясно, что достижение прочного мира без договоренностей с Турцией невозможно.

    Первые опосредованные сигналы о том, что необходимость прямого диалога назрела и что Анкара к нему готова, поступили из администрации Эрдогана. За этим последовало обращение премьер-министра Армении Никола Пашиняна к грузинскому коллеге Ираклию Гарибашвили с просьбой передать президенту Турции предложение об организации двусторонней встречи. Турецкий лидер дал понять, что удовлетворен реакцией Еревана, но не видит смысла спешить с переговорами на высшем уровне.

    В ноябре прошлого года Ереван сделал еще один шаг навстречу Анкаре - Пашинян, фактически, одобрил инициативу Эрдогана о создании региональной платформы, получившей условное название «3+3». Армения согласилась участвовать в консультациях в этом формате, что тоже было оценено Анкарой. 10-го декабря в Москве была проведена первая встреча в этом формате на уровне заместителей министров иностранных дел.

    В российской столице состоялся первый за последние 12 лет официальный и публичный контакт армянских и турецких дипломатов. Сразу после московских консультаций было объявлено о том, что турецкий МИД назначил специального представителя по переговорам с Арменией. Им стал опытный дипломат Сердар Кылыч. Через неделю своего эмиссара назначил и Никол Пашинян. Им стал вице-спикер парламента Рубен Рубинян.


    Спецпредставители приступили к подготовке первого раунда переговоров. Далеко не все их подготовительные мероприятия афишировались. Заметим, что турецкая пресса особое внимание уделила состоявшейся в последних числах прошлого года встрече Сердара Кылыча с министром обороны Хулуси Акаром и рядом влиятельных представителей высшего генералитета. Можно лишь догадываться о том, почему все другие консультации посланника не освещались, а этой встрече был посвящен специальный пресс-релиз.

    Примечательно и то, что в отличие от Армении, где переговорщик был назначен МИД-ом, в случае с Турцией указ подписал лично президент. 11-го января пресс-служба Эрдогана распространила сообщение о том, что глава государства « утвердил назначение Сердара Кылыча на должность спецпосланника по нормализации отношений с Арменией».

    Армянские эксперты не сомневаются в том, что Анкарой выдвинуты предварительные условия, о которых не говорится публично. В списке возможных условий предоставление коридора через Мегри, отказ от требований, касающихся геноцида армян, подтверждение отсутствия территориальных претензий к Турции, признание территориальной целостности Азербайджана, включая Нагорный Карабах. У армянской стороны предварительных условий нет.



    Важно заметить, что заместитель министра иностранных дел России Андрей Руденко недавно заявил, что «Москва считает важным отказ сторон от выдвижения предварительных условий». Таким образом, подход России, являющейся неофициальным посредником в организации первой встречи спецпосланников, совпадает с подходом Армении. Это немаловажно, если иметь в виду очевидную роль Москвы в предстоящих переговорах.

    К роли России мы еще вернемся. А пока попытаемся понять, что именно ждут в Анкаре от первого раунда консультаций. Накануне старта московской встречи турецкая сторона через прессу "слила" несколько важных сигналов о том, каким именно ей видится очередность шагов, призванных способствовать продуктивности переговоров. Издание «Habertürk», со ссылкой на собственные источники, сообщило, что процесс нормализации отношений с Арменией, по мнению турецкого руководства, должен состоять из трех этапов. Согласно этой версии, на первом этапе стороны должны санкционировать возобновление прямого воздушного сообщения. Это должно произойти не позднее марта.

    На втором этапе, то есть, уже в начале лета, турки рассчитывают на задействование сухопутного транспортного сообщения через Мегри. (Это то, что в Баку и Анкаре называют «Зангезурским коридором».)

    И, наконец, на третьем этапе – в конце лета туркам видится реальным налаживание экономических связей. Лишь при такой вот очередности шагов Анкара готова пойти на конкретные шаги в сторону установления дипломатических отношений.

    Накануне появилось косвенное подтверждение того, что некая договоренность относительно перечисленных шагов действительно имелась. 10-го января Комитет гражданской авиации Армении предоставил авиакомпаниям «Flyone Armenia» и «Pegasus Airlines» разрешение на выполнение нерегулярных рейсов по маршруту Ереван-Стамбул-Ереван. Тут следует отметить, что по оценкам экспертов, рейс этот не пользуется большим спросом и, скорее всего, будет убыточным. Но то, что накануне встречи в Москве Ереван делает такой жест, кое-что значит.

    Гарантий того, что стартующие переговоры увенчаются успехом, нет и быть не может. Сложно бывает найти компромисс, когда нет третьей стороны, способной склонить переговорщиков к конструктивности. Диалог всегда бывает куда более продуктивным, когда в нем участвует влиятельный посредник, готовый содействовать реализации достигнутых договоренностей.

    В 2009-м таких влиятельных посредников было три, но процесс все-таки в итоге зашел в тупик. В период так называемой «футбольной дипломатии» армяно-турецкое сближение курировали сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Оставшиеся на бумаге Цюрихские протоколы были подписаны в присутствии глав внешнеполитических ведомств трех стран.


    На этот раз Франция и США, в отличие от России, в деле не участвуют. Но о деталях теневых консультаций они осведомлены. Звучащие из Парижа и Вашингтона заявления призваны продемонстрировать пристальный интерес к процессу и желание влиять на него.

    20-го декабря МИД Франции заявил о своей решимости «полностью поддерживать начатую работу по нормализации отношений между Турцией и Арменией». За пару дней до этого заявление подобного содержания распространил на своей странице в «Twitter» госсекретарь США Энтони Блинкен. Накануне московской встречи спецпосланников американские дипломаты лично переговорили с представителями сторон. 10-го января советник Джозефа Байдена по вопросам национальной безопасности Джек Салливан обсудил перспективы армяно-турецкого диалога с советником Эрдогана Ибрагимом Калыном.

    На следующий день помощник госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Карен Донфрид переговорил по телефону с министром иностранных дел Армении Араратом Мирзояном. Состоявший в конце прошлого года визит секретаря Совбеза Армении Армена Григоряна в Вашингтон тоже, по-видимому, был связан прежде всего именно со стартом армяно-турецких переговоров.

    Куда больше ресурсов влияния на процесс у России. Но можно ли ее назвать посредником? Начнем с того, что в Кремле, скорее всего, были удивлены тому, что предложение Пашиняна о проведении встречи было передано Эрдогану через премьера Грузии. Очевидно, что миссия Ираклия Гарибашвили этим и ограничилась. Далее инициатива плавно отошла России.

    Нет никаких сомнений в том, что шаги по налаживанию диалога не только согласовываются с Москвой, но и выполняются при ее содействии. Об этом позволяют судить акценты высказываний высокопоставленных российских дипломатов.



    Так, официальный представитель МИД России Мария Захарова, на брифинге 30-го декабря не ограничилась тем, что поприветствовала решение сторон сесть за стол переговоров, но и напомнила о «готовности Москвы оказать посреднические усилия и сыграть конкретную роль в урегулировании армяно-турецких отношений». За день до этого заместитель главы внешнеполитического ведомства Андрей Руденко тоже отметил, что «власти России предложили Армении и Турции свое посредничество в переговорах».

    Обязательно стоит заметить, что на слова о посредничестве сразу же отреагировал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Он заявил, что «Анкара выступает за прямой диалог с Ереваном без участия посредников». Но, в то же время, именно Чавушоглу первым и подтвердил факт того, что первый раунд армяно-турецких консультаций состоится в Москве. Выбор места встречи в таких случаях никогда не бывает случайным.

    Хотя российские дипломаты избегают разговоров о прямой посреднической миссии, очевидно, что Москва будет иметь механизмы, как минимум, косвенного воздействия на ход переговоров. Кстати, известный турецкий эксперт, профессор Стамбульского университета «Малтепе» Хасан Унал недавно заявил, что по его сведениям именно Россия помогла уговорить Армению и Турцию сесть за круглый стол. А тот, кто сажает за стол, обычно имеет право голоса. Будет ли этот голос услышан, возможно, станет ясно уже послезавтра.

    Sputnik-Армения