Наверх

НАША АНАЛИТИКА

В Армении казнить нельзя. И точка   Мнение ArmenianReport

02 Сентября 2022 - 10:36 1761

    Самвел Оганесян
    Автор ArmenianReport

    Предложение о лишении жизни за государственную измену, казалось бы, обусловлено, патриотическими мотивами. Однако же, нужно понимать, что это правовое оружие может быть применено в целях правящей верхушки, с целью расправы над несогласными.

    Несколько дней назад адвокат Александр Кочубаев комментировал ситуацию вокруг дела бывшего председателя комитета по градостроительству Ваагна Вермишяна, обвиняемого во взяточничестве в особо крупном размере. Кочубаев проронил одну интересную мысль: «На этот раз дело визировано судье Арсену Никогосяну. Это говорит о том, что можно рассчитывать на справедливое судопроизводство. Никогосян позиционирует себя как независимый судья, и есть ожидания, что 5 сентября решение будет опубликовано и удерживаемый в заложниках Вермишян выйдет на свободу».



    В этой фразе, казалось бы, касающейся частного случая из адвокатской практики, на самом деле очень много смысла. Такого смысла, что в Армении судебная система не является независимой и сильно персонифицирована. Говоря по-простонародному, исход дела зависит от того, к какому судье попадет.

    Это было заметно еще года три назад, когда обсуждались кандидаты в Конституционный суд Армении. Были судьи «старорежимные», от которых старались избавиться всеми возможными способами, и были судьи, «преданные делу революции».

    И вообще, интересно у нас идут судебные дела, связанные с задержаниями. Ловят человека, а потом отпускают.

    Из последнего - два дела: оппозиционера Аветика Чалабяна и бывшего командующего Армией обороны Арцаха Микаела Арзуманяна.

    Чалабян был арестован 14 мая и вышел из СИЗО 27 июля. Спустя неделю, 3 августа суд общей юрисдикции Еревана вновь отправил его за решетку. 31 августа политик был уже на свободе.


    С М.Арзуманяном опять вышла похожая история: в конце августа он был задержан, 30 августа отпущен, но потом, буквально на следующий день, 31 августа, снова арестован.

    А помните, как депутат от оппозиционного блока «Армения», директор медцентра «Измирлян» Армен Чарчян несколько месяцев сидел под замком, и лишь потом был отпущен.

    Племянник Сержа Саргсяна Айк Саргсян тоже познал «прелести» содержания в следственном изоляторе, но затем познал радость освобождения.

    Да и второй президент Армении Роберт Кочарян знает не понаслышке, что испытывает пташка, которую сначала сажают в клетку, а потом выпускают на волю.

    По всем этим случаям я испытываю весьма двоякое чувство. С одной стороны, это хорошо, что суд способен разобраться и освободить невиновного, и у нас, наконец, заработала независимая судебная система, но, с другой, возникают вопросы по части следствия и прокуратуры: за что вы «пакуете» людей, не имея на то веских оснований?

    Ясно одно - следственные органы и судебную систему Армении трудно назвать зрелыми, состоявшимися институтами. Они зависимы, прежде всего, от исполнительной власти.

    А теперь скажите, пожалуйста, в условиях подобных реалий Армении, где следователь может повесить на обвиняемого что угодно, и его судьба полностью зависит от того, к какому судье попадет дело, можно ли говорить о возобновлении смертной казни в стране?

    Я пишу об этом, комментируя недавнее предложение генпрокурора Армении Артура Давтяна о восстановлении в Армении смертной казни, в отношении лиц, совершивших государственную измену. «Для обеспечения социальной справедливости, безопасности требуется самое жесткое наказание, вплоть до смертной казни», - убежден генпрокурор.


    Может, Давтян желает угодить премьер-министру, заодно запугав оппозицию, а также несогласные с политикой Пашиняна военные круги. При этом он оперирует патриотическими интересами. Но в такой стране, как Армения, с её несостоявшейся правоохранительной и судебной системами, говорить о «смертной казни» неуместно.

    Вы же понимаете, что у нас под расстрельную статью могут при желании подвести что угодно, выдав борьбу против правящей системы или личности во власти за антигосударственную деятельность, и отправить человека на эшафот.

    К примеру, можно объявить какое-либо политическое течение иностранным агентом и под этим делом расстрелять всех его участников. Или объявить военное положение и арестовать по соответствующей статье тех, кто подрался с полицейским. А уж что касается военных действий, то тут прокурорам и вовсе сочинение на вольную тему: сдал высоту, отступил, значит предатель, попал в плен, а потом возвращен, значит, работал на противника. Расстрелять! Команда, целься! Пли!


    «Донос поощряется властями... Более того, людей увольняют за лайк в фейсбуке. Это называется демократия? До 2018 года Армения была авторитарной страной, а после 2018 года пошла по революционно-диктаторскому пути», – сетовал правозащитик Аветик Ишханян.

    Я также полностью согласен с мнением Омбудсмена Армении Кристине Григорян, напомнившей юридическую аксиому о том, что «эффективность общей превентивной функции уголовной политики обусловлена не только и не столько суровостью наказания за преступное деяние, сколько обеспечением неотвратимости наказания за содеянное». По мнению К.Григорян, предложение Давтяна «сильно затмевает конституционные и демократические ценности права на жизнь и защиту прав человека, в целом».


    И не надо думать, что закон пишется под власть Пашиняна. Не обязательно, что палачом будет обязательно этот режим - удобным законом могут воспользоваться и те, кто придет после Никола и «Гражданского Договора». Это вроде того, как Серж Саргсян заботливо скроил под себя «суперпремьерскую» Конституцию, однако в апреле 2018 года он ушел, уступив место Пашиняну и его «шагающей» команде. Но тут выяснилось, что новому премьеру очень даже по душе такая Конституция, в которой у него в руках сосредоточена вся власть.

    Итак, наша судебная система - еще слишком неразумный ребенок, чтобы давать ему играть ружьем. Казнить нельзя, и точка. Тем более, что и пожизненное заключение  весьма тяжкое наказание, особенно в условиях далеко не курортных условий в наших тюрьмах.


    Есть и еще одна опасность подобного предложения. Мы этим решением отдаляемся от стандартов ЕС. Старушка Европа нас за это осудит.

    Вспомним, что именно отказ Турции от отмены смертной казни служил причиной отказа в её приеме в ЕС. В итоге в 2002-2004 г.г. Анкара отменила эту меру наказания.

    А сумасбродный султан Эрдоган снова мечтает о «заплечного» рода деятельности. Помнится, в 2019 году он, пересажавший чуть ли не половину армии за симпатии путчистам, заявил, что был бы не против восстановления смертной казни, при этом он еще возмущался, что осужденных за попытку переворота «нужно кормить»! А позже он призвал ввести смертную казнь за поджоги лесов.

    Мы что - пытаемся синхронизировать свою систему наказаний с турками?


    И, кстати, тем, кто разрабатывает подобные законы, нужно вспомнить и о законе бумеранга. Никто не гарантирует, что завтра этот закон не будет применен против них самих. Поэтому и о себе надо думать.

    Помните, как президент Грузии Михаил Саакашвили модернизировал грузинскую пенитенциарную систему? Он построил современные тюрьмы, порой напоминающие, пусть и аскетические, но общежития. Впервые в истории грузинские заключенные стали отбывать наказание в достойных условиях. Вот и сейчас Саакашвили сейчас сидит по-человечески. Дальновидный был политик, согласитесь?