Наверх

НАША АНАЛИТИКА

Поредевшие ряды армянства: размышления накануне двухлетней годовщины войны   Реквием ArmenianReport

26 Сентября 2022 - 15:51 2298

    Самвел Оганесян
    Автор ArmenianReport

    К роковой осени 2020 года мы были слабы и в военном плане, и в политическом, и в демографическом, и в экономическом. Все эти упущения произошли не за один день, и даже не за два года правления Пашиняна, у них была долгая история.

    Если верить газете «Жоховурд», то на минувшей неделе глава Полиции Армении Ваге Казарян устроил выволочку своим подчиненным, проявившим непрофессионализм и унижающее отношение к согражданам, особенно родителям погибших солдат, во время охраны порядка в «Ераблуре». Он бросил одну фразу, которая мне как-то запомнилась: «Если бы вы встали в два ряда, вас не смогли бы прорвать».


    Я произвел «экстраполяцию» сказанного В.Казаряном на другое общественное явление, которое, впрочем, и было порождением того, что произошло в пантеоне несколькими днями ранее. Этим явлением была война 2020 года. 44-дневная, Вторая Карабахская, (а некоторые её называют Третьей)... зовите её как хотите.

    Нас бы тоже не смогли прорвать, если бы мы встали в два и более рядов. Никто не ставит под сомнение храбрость армянского солдата, его отвагу, патриотизм, готовность к самопожертвованию. Но нас, простите, был слишком мало, и наши ряды были редкими, жидкими. Парни оказались на линии обороны одни, без должной поддержки, которую бы они ощущали за спиной.


    Помните, как взывал буквально за несколько дней перед падением Шуши один из командиров отрядов самообороны? Вы, гражданские, шлете нам орехи, но нам нужны бойцы, то есть вы сами, а не орехи. Мы прекрасно помним, как неважно у нас была организована доставка бойцов на фронт, даже представители Спюрка, в частности, России, прибывшие в Армению воевать, в итоге так и не смогли попасть в Арцах.

    Но, конечно же, я подразумеваю более широкий смысл, когда говорю о рядах борцов с оккупантами. Нам не хватило рядов не только в Вооруженных Силах, но и в целом - в стране - в том смысле, что армянское общество оказалось слишком разобщенным и слабым для противостояния агрессору.

    Если быть более точным, то мы были слабы и в военном плане, и в политическом (внешнем и внутреннем), и в демографическом, и в экономическом.

    Наши военные упущения были связаны с тем, что мы, полностью полагаясь на нашего, более чем формального, союзника, Россию, не слишком активно занимались модернизацией своей армии. Или же занимались, но не в быстром темпе, откладывая на потом. Так, например, ВС Армении закупили российские истребители, забыв приобрести боеприпасы. А Азербайджан не сидел сложа руки - он модернизировал свою армию по стандартам НАТО, приобрел израильское и турецкое вооружение, в частности, смертоносные беспилотники.


    Политические упущения заключались в том, что мы не осмеливались требовать у нашего союзника обеспечения нашей защиты. Если уж русские не хотели воевать за Арцах, который в их ошибочной концепции, «спорная территория», «не то Армения, не то Азербайджан», то могли хотя бы организовать экономическое давление на страну-агрессора.
     
    Но, как мы видим, ни Россия, ни ОДКБ не делают этого даже сейчас, когда азербайджанские головорезы стоят на нашей земле, уже не в Арцахе, а в Армении, в нескольких километрах от курорта Джермук.

    Политический просчет Армении заключается и в том, что, состоя с Россией в одном блоке, мы не учли факта её непопулярности в мире, особенно возросшей после «крымско-донбасского» 2014-го года, и того, что западное сообщество стало, пусть и подсознательно, ассоциировать нашу борьбу за Арцах и его поддержку Ереваном с аннексией Кремлем территорий Молдовы, Украины и Грузии.

    О внутриполитической ситуации можно говорить часами. Ясно одно - после 2018 года у власти в Армении были явно не те люди, которые могли бы возглавить страну в кризисное время. Может быть, Никол Пашинян и был бы неплохим реформатором в мирное время, но он не смог справиться с военным вызовом. Что же касается старых властей, то они сидели и злорадствовали каждому неудачному шагу «Гражданского договора». Чем, собственно, занимаются и сейчас. Они живут по принципу «чем хуже, тем лучше».


    Демография, конечно же, тоже играла на руку противнику. Нашу страну опустошили почти наполовину - из-за низкого уровня жизни и безработицы Армению покинуло достаточное количество молодых людей, которые могли бы быть храбрыми воинами.

    Что до экономических пробелов, то и тут фортуна не была на нашей стороне. Более того, экономика была первопричиной всего того негатива, который я описал выше. У противника, при всей его примитивно-сырьевой экономике, оказалось гораздо больше материальных ресурсов для ведения войны - на свои нефтедоллары он мог себе позволить и закупать новое вооружение, и проводить регулярные тренинги своей армии, и нанимать инструкторов и боевиков за границей.

    Вот и наши неукрепленные ряды: солдат, не уверенный, помнит ли о нем государство; офицер, вынужденный экономить топливо на учениях, потому что топливо разворовано; сотрудник военкомата, не имеющий возможности комплектовать армию, ибо тот призывник уехал, этот откупился, этот больной; солдатская мать, стремящаяся отправить ребенка за границу, так как видела, как система относится к тем матерям, которые потеряли своих детей.


    Но, согласитесь, что наши ряды начали прореживать гораздо раньше Бархатной революции в Армении. И, увы, редеющие ряды армян совпали с выросшими в числе рядами могил на «Ераблуре».

    Предпосылки для нашего поражения закладывались не только 2-2,5 года правления Никола Пашиняна, они имели свои корни и раньше. Ибо и политическое поле у нас было жидким - криминально-олигархический режим подавлял, отталкивал, вытеснял всех людей иного мировоззрения. В итоге, мы пошли за популистом, площадным трибуном, пообещавшим нас избавить от воровской власти, но не имевшим сил, способностей, возможностей, ресурсов, и, да, конечно, определенной удачи, для построения достойного государства, в котором бы армянам жилось комфортно.

    Сегодня 26 сентября. Два года назад Шуши, Гадрут, Карвачар, Ковсакан, Бердзор, Санасар, и множество других сел и поселков были нашими. Наши арцахские соотечественники спокойно вели свою мирную жизнь, они собирали урожай, отводили детей в школу, ремонтировали свои дома, вынашивали планы на будущее. Те, кто лежит сейчас на «Ераблуре», учились, влюблялись, работали, обеспечивая свои семьи. Никто не знал, что через несколько часов их жизнь круто изменится, а у кого-то и просто оборвется.


    Обычно, в случае победы говорят: «победа ковалась долгие годы». Но в нашем случае, пусть и невольно, но долгие годы ковалось наше поражение.

    А самое горькое состоит в том, что и сейчас, после трагедии 2020-го года, мы не имеем ни рецептов оздоровления нашего государства, ни предпосылок для исправления ситуации, ни какой-либо, пусть и находящейся в оппозиции, элиты, способной начать преобразования и укрепить, оздоровить Армянское государство. Ряды наши по-прежнему нестройные, мы не знаем, куда брести, и это при том, что на наши головы продолжают сыпаться камни, а почва уходит из-под ног, при том в прямом, территориальном, смысле.

    И именно за это я, как гражданин, ощущаю нашу общую вину: и перед погибшими в той войне, и перед будущими поколениями.