Наверх

ПОЛИТИКА

А что меняется с присутствием оппозиции в зале НС, кроме создания видимости многопартийности парламента?   Мнение «Голос Армении»

24 Мая 2023 - 11:35 1250

    Упорное сохранение депутатских кресел дает повод утверждать, что тем самым оппозиция, наоборот, разделяет ответственность правящей партии.

    Газета «Голос Армении» пишет:

    «Это аномалия. После крайне опасной пресс-конференции Национальное Собрание утром спокойно начинает свою работу. Мы в разных реальностях – сидячая забастовка родителей героев, общество, представившее жесткую позицию, индивидуумы, которые не стали молчать, Арцах, который не стал молчать, и парламент Армении», - заявил вчера политолог Ваге Ованнисян. И с ним невозможно не согласиться.

    Впрочем, НС начало работу не совсем спокойно – по залу-таки прокатился легкий ветерок, когда оппозиционные фракции в лице Арцвика Минасяна потребовали «незамедлительных обсуждений и оценок» сказанного Пашиняном. Самое удивительное при этом, что тот же Минасян подчеркнул: оппозиция отлично понимает, что правящее большинство НС зарубит на корню любые подобные инициативы. Еще более удивительно, что оппозиция настаивала на своем и после того, как Ален Симонян четко заявил: фракция «ГД» полностью разделяет позицию Пашиняна и обсуждать его заявления не намерена.

    Теперь вопросы. Для чего оппозиция выступила с предложением провести обсуждения, прекрасно понимая бессмысленность собственной инициативы? Что можно обсуждать с теми, кто изначально заявляет о своем полном согласии с преступной политикой главы режима? С теми коллегами по НС, которые сами многократно озвучивали в высшей степени циничные заявления и подтверждали свою преданность предательской власти? Зачем заново инициировать позорный спектакль, будучи изначально уверенными в его не менее позорном исходе?

    Напомню, что подобные обсуждения в НС представители оппозиционных фракций инициировали не раз, и эффективность их была равна нулю. Вновь требовать этого означает в сто пятый раз переливать из пустого в порожнее в междусобойчике, ибо депутаты «ГД» в обсуждениях не участвуют. Да и о чем с ними говорить на фоне без пяти минут потери Арцаха и краха армянской государственности?

    Серьезные вопросы к парламентской оппозиции возникли, конечно же, не сегодня. Само присутствие в одном зале с верными псами Пашиняна, публично и безнаказанно плюющими в граждан и угрожающими оппозиции «отрезать уши» выглядит со стороны оскорблением не только самих оппозиционных депутатов, но и их избирателей. Уже не говоря о том, что проголосовавший за них электорат ждал не столько словесных перепалок и бесконечных обсуждений в стенах парламента, сколько реальных действий по смене опаснейшего пути или, как минимум, реального влияния на политику властей.

    Граждане, отдавшие свои голоса за оппозицию, два года ждут этих действий. Два года, которые привели страну на край пропасти, если уже не ввергли ее в пропасть, поставив армянство перед дилеммой: либо мы боремся за свою Родину, либо мы ее теряем в буквальном смысле слова. На этом фоне требование каких-то обсуждений с представителями режима с заранее обреченным на провал итогом выглядит трагифарсом – это если мягко выразиться.

    Вчера же Ишхан Сагателян отвечал на вопросы журналистов, в том числе – об отказе от мандатов. Говорится об этом давно, однако оппозиция не идет на этот шаг, продолжая пребывать в одной структуре с самыми одиозными представителями преступного режима, и тем самым, как ни печально, во многом легитимируя его деятельность. Сагателян заявил, что с отказом от мандатов ничего не изменится, парламентского кризиса не будет, посему говорить об этом пока нет необходимости.

    Но, простите, а что меняется с присутствием оппозиции в зале НС, кроме создания весьма выгодной властям видимости многопартийности парламента? И зачем давать повод даже самым верным своим сторонникам подозревать, что депутатов держат там высокие зарплаты, премии, командировки, необходимость защитить свой бизнес и прочие неблаговидные причины?

    Сагателян также заявил, что в случае отказа от мандатов оппозицию могут обвинить в бегстве от ответственности. Опять извиняюсь, но упорное сохранение депутатских кресел дает повод утверждать, что тем самым оппозиция, наоборот, разделяет ответственность правящей партии. И самые громкие заявления не спасут от этого обвинения, если оппозиция сводит свою борьбу главным образом к требованию бесполезных обсуждений и перепалок с властными депутатами, не желая отказываться от привилегий члена законодательного органа.

    Одним из аргументов системной оппозиции в свою пользу, который вчера повторил Сагателян, состоит в том, что организованное в прошлом году Движение Сопротивления помогло отсрочить губительные для Армении и Арцаха процессы. Никто с этим и не спорит. И мало кто сомневается в том, что большинство оппозиционных депутатов – честные и порядочные люди, глубоко переживающие за происходящее и искренние в своем стремлении убрать предательскую власть.

    Но с прошлогодних событий прошел почти год, и период «отсрочки» давно закончился. Процессы идут ускоренными темпами, и времени на то, чтобы предотвратить катастрофу, практически не осталось. Сам Сагателян признал, что «у армянского народа, всех политических силы и обеспокоенных происходящим граждан есть 5 месяцев, чтобы пресечь процесс сдачи страны». И заверил, что конкретно АРФД не собирается мириться с ситуацией и будет бороться до последнего.

    Очень хотим верить, очень! Однако парламент давно уже перестал быть ареной политической борьбы, превратившись в трибуну циничных и отвратительных манипуляций, мутиловок и «крутитов» власти и ее первого лица, а в этом поле оппозиция совершенно точно обречена на поражение. Равных Пашиняну на этом поприще нет, поэтому самые острые вопросы и громкие заявления депутатов неизменно оборачиваются выгодой для власти в глазах ее сторонников.

    Цивилизованная парламентская борьба выглядели бы вполне естественно и оправданно в любых иных условиях, но только не в том положении, в котором оказалась сегодня Армения. Заявления, остро критические выступления, всякого рода «панельные дискуссии» и гневные обвинения уже потеряли всяческий смысл, ибо ситуация требует одного: решительных шагов.

    Самое интересное, что Ишхан Сагателян сам четко обозначил те действия, которые сегодня необходимы: сформировать общенародное сопротивление в Армении, Арцахе и Диаспоре, подготовить общество к широкомасштабным акциям гражданского неповиновения и выйти на борьбу. Все верно, но опять-таки все это пока только слова. Армянский мир бурлит, возмущение и негодование людей уже выплескиваются на улицу, формируются те самые очаги сопротивления, но…. Но роль системной оппозиции при это минимальна – она практически не видна.

    Когда в прошлом году, после многотысячных митингов, оппозицию начали обвинять в неэффективности действий, они говорили, что ведется организационная работа в областях, с разными группами и общественными слоями. Результаты этой работы мы, увы, так и не увидели. Эксперты предлагали и предлагают множество способов и путей борьбы с оккупационным режимом, однако на практике эти предложения не реализуются в силу поразительной и во многом шокирующей пассивности оппозиции. Критика в ее адрес раздается уже от самых верных сторонников, разочарованных и теряющих надежду на то, что традиционные политические силы действительно хотят и в состоянии добиться перемен.

    Вовсе не случайно на арену выходят новые силы и новые политики, претендующие на лидерство и уже предпринимающие конкретные шаги. Это, безусловно, весьма положительное явление. Однако времени на формирование новых структур у Армении и Арцаха нет, посему возможности давно состоявшихся, организованных и обладающих опытом борьбы партий остаются крайне востребованными. Митинг в Корнидзоре это вновь и впечатляюще доказал, как и продемонстрировал крайнюю, экзистенциальную необходимость объединения старой и новой оппозиции – всех здоровых сил во имя спасения Арцаха и Армении.

    Говоря о возможности отказа от мандатов, Ишхан Сагателян заявил, что «необходимо все продумать, в противном случае нас обвинят, что 350 тысяч человек нам поверили, а мы бежали». Лично мне это напомнило заявление Пашиняна о том, что он не согласился остановить войну 19 октября, чтобы его не назвали предателем. Да, сравнение очень болезненное и жесткое. Но ведь время нынче такое – жесткое и беспощадное, не терпящее никаких оправданий со стороны тех, кому 350 тысяч граждан действительно 2 года назад поверили и доверились.

    Так оправдайте их ожидания и доверие хотя бы сейчас – больше шансов не будет.

    Aysor