Наверх

НАША АНАЛИТИКА

«Р» - пропала, «И» - упала, но осталась буква «З»   Выводы ArmenianReport

21 Мая 2024 - 10:32 2556

    Самвел Оганесян
    Автор ArmenianReport

    Если раньше мы могли искать собственной безопасности в рамках двух геополитических союзов, то теперь, после трагедии в Иране, этого мы сделать не сможем.

    В позапрошлом году, еще почти за год до окончательного изгнания армян из Арцаха и начала палестинского кризиса, но в ту пору, когда уже вовсю шла российско-украинская война, я попытался обрисовать сложившийся на тот момент статус-кво на политической карте Евразии. Пусть и несколько топорно, но я очертил три военно-политических блока: 1) коллективный Запад, с Украиной как своим передовым отрядом, 2) Россия, Беларусь и Иран, 3) Азербайджан, Турция и Пакистан.


    Конфронтация первых двух дошла до такой степени, что на землях Украины в феврале 2022 года началось вооруженное столкновение, третий же блок играет на противоречиях первого и второго, но ведет сугубо свою игру.

    А где, спрашивается, мы? До «бархатной революции» мы, безусловно, находились, во втором блоке. Теперь же мы из него почти выкарабкались, а какой ценой, вы все сами прекрасно знаете.

    Тогда же, в октябре 2022 года, я как-то уловил момент, когда одновременно представители двух блоков предложили нам своё содействие в защите: это был и ЕС, приславший на границу свою миссию, и Иран, начавший учения в приграничном к Южному Кавказу регионе и открывший консульство в Капане. 

    «Ведь Армения, по сути, является и европейским государством, и ближневосточным. И мы можем и будем обеспечивать свою безопасность и по той, и по другой линии», - тогда писал я, от души похвалив наш МИД.


    Позже, вскоре после полной потери армянством Арцаха, была и встреча послов таких, не симпатизирующих друг другу стран, как Франция и Ирана. И в вопросе того, что границы Армении должны оставаться неприкосновенными, они прекрасно понимали и поддерживали друг друга.

    Все верно, Армения при грамотно выстраиваемой дипломатии могла выстраивать свою схему безопасности, опирающуюся на оба блока.

    Но роковое воскресенье 19 мая внесло свои коррективы в сложную геополитическую карту региона. В жуткой авиакатастрофе погиб президент Ирана Ибрагим Раиси, а также глава МИД Абдоллахиан. Новые президентские выборы в ИРИ назначены на 28 июня.


    Нужно понимать, что Иран - очень сложная страна. Крупная, мощная, идеологически вышколенная. Но во-первых, у ИРИ много внешних врагов: это и США, и ряд арабских стран, и, конечно же, Израиль. Надо понимать, что и Азербайджан никогда не симпатизировал этой стране, и если историю отношений официальных Баку и Тегерана еще и можно считать последовательностью взлетов и падений, то глубинный националистический азербайджанец никогда не любил перса.

    Во-вторых, внутри элиты ИРИ существует множество группировок, течений, кто-то более радикален, кто-то более космополитичен. Национальный состав Исламской Республики тоже сложен: и азербайджанцы, и другие тюркские племена огузского пошиба, и арабы, и курды, и белуджи. И все они имеют свои собственные устремления.

    А если их устремления совпадут с планами внешних игроков, то в стране может сложиться нестабильная ситуация. Кроме того, учтем, что страна находится под почти полувековыми санкциями, учтем, что в ИРИ еще живы люди, помнившие веселую, мини-юбочную и стиляжную жизнь до прихода исламистов, учтем, что растет число молодежи, которым надоели условные запреты, налагаемые вездесущими муллами и КСИР.

    Страна реально может столкнуться, еще до выборов, с весьма неспокойными временами.


    Иранцев, по правде говоря, в администрации США, не любили ни Трамп, ни Байден, а потому, последний может попытаться вмешаться в регион, устроить в Иране, так сказать, «майданчик», чтобы записать себе перед выборами в очки свержение режима мулл в этой стране.

    Понимает это и наша политологическая братия.

    «Сейчас же нас ждёт минимум 50 дней политической неопределённости и турбулентности до проведения новых президентских выборов. Геополитический бардак в нашем регионе приобрёл ещё более яркие очертания», - пишет Бениамин Матевосян.

    «В Иране начались очень серьезные внутриполитические перестановки, и за это время он не сможет полноценно и резко реагировать на внешние вызовы... Это опасное время и для нас: Иран, возможно, не сможет полноценно защитить свои красные линии на Кавказе», - вторит ему Степан Даниелян.

    Ясно одно, Армения по не зависящим от неё причинам, теряет своего, ситуационного «заступника», по крайней мере, в активном смысле этого слова.


    Иран, в отличие от той же России, конечно, не горит желанием «наказывать» нас чужими руками, но и помочь он нам какое-то время будет не в силах. Однако эффект от его бездействия будет таким же, если не хуже.

    Потому напрашивается один вывод: Армения должна крепче держаться своего единственно оставшегося геополитического союзника - коллективного Запада.

    Если раньше армянский кораблик держался на двух «якорях», то теперь у нас остается только один. Российско-иранский блок не станет вписываться за нас, будучи полностью погружен в свои проблемы. Россия - самоустранилась, («Р» - пропала), Иран ждут непростые времена после гибели президента («И» - упала).


    Посему стоит сделать безальтернативный вывод: наше спасение, наша защита от переходящих все разумные рамки соседей - среди государств и объединений Запада: Еревану следует выстраивать политические и военные отношения с ЕС, США, Канадой, НАТО. Наш императив - буква - «З» - Запад.

    Что же касается Ирана, то, однозначно, пожелаем этой стране стабилизации и скорейшего урегулирования кризиса.